НАПОЛЕОН И ЕВРЕИ

НАПОЛЕОН И ЕВРЕИ

Великая французская революция, начертавшая на своих знаменах “Свобода, Равенство, Братство”, отнюдь не торопилась распространять свои лозунги и свою терпимость на евреев. Долгое время единственным видом равенства, предоставленного евреям, было равенство перед «великой уравнительницей» – гильотиной.

Разумеется, формально они получили гражданские права – эмансипация евреев официально была объявлена 27 сентября 1791 года. Но эмансипация сопровождалась запрещением ряда традиций (в том числе, обрезания), изъятием книг религиозного содержания и тому подобным. Не удивительно поначалу настороженное отношение евреев к революционному генералу, ставшему сначала Первым консулом, а затем – императором Франции.

9 февраля 1807 года, по его повелению, состоялось заседание Великого Синедриона, на котором должны были присутствовать не только представители французского еврейства, но и посланцы прочих общин Европы. Это было первое за две тысячи лет заседание Синедриона – даже если считать его не совсем легитимным. Само слово “Синедрион” повергло в шок как юдофобов, так и самих евреев по всему миру.

Здесь евреи объявили о том, что вполне устроило императора: они – патриоты Франции, они готовы содействовать революции (Наполеон себя объявлял наследником революции).

А во время своего Египетского похода Наполеон предстает чуть ли не предтечей современного сионизма, когда призывает всех евреев объединиться и силой оружия вернуть себе утраченную родину в Эрец-Исраэль. Реакция со стороны европейских консерваторов была вполне предсказуема: Наполеона объявили тем самым Мессией, которого евреи все это время ждали. Пошли в ход фальшивки, утверждавшие, что император Франции, в действительности – еврей, а не корсиканец и, тем более, не француз. Появились памфлеты, в коих его происхождение выводилось то от евреев колена Биньямина, то от колена Дана. Это был намек на то, что Наполеон – антихрист: ведь, согласно еще средневековым представлениям, антихристом должен стать еврей «из колена Дана».

О природе отношения Наполеона к евреям существует множество различных суждений – от чистого прагматизма, заключавшегося в желании Наполеона обеспечить лояльность еврейских финансистов и политиков – и до романтичного восхищения, которое вызывала у французского императора древняя и трагичная еврейская история.

О благожелательном отношении французского императора к евреям свидетельствуют, также, с одной стороны, сохранившиеся в еврейских преданиях сведения о встречах Наполеона с еврейскими праведниками (в том числе, якобы, в Яффо – с рабби Нахманом из Браслава), с другой – факт присутствия людей еврейского происхождения в ближайшем окружении Наполеона. Таковыми были генерал-майор А. Роттенбур, командовавший пехотной дивизией, входившей в «Молодую» гвардию Наполеона, а также командир первой кавалерийской бригады бригадный генерал Ж. Вольф, впоследствии – барон. Генерал Вольф командовал французским арьегардом при отступлении из Москвы. Оба имени фигурируют среди имен героев Франции, высеченных на триумфальной арке.